Один класс. Одна война. Разные судьбы.

Театр «Город» представил спектакль о том, куда могут завести конфликты.


Театр «Город» представил премьеру «Наш класс» по одноименной пьесе польского драматурга Тадеуша Слободзянека. Эскиз этого спектакля самарцы могли видеть год назад на лаборатории «Место действия». Молодой режиссер из Санкт-Петербурга Дмитрий Крестьянкин рассказал о том, почему пьеса о событиях столетней давности актуальна в наши дни.

- Как вы познакомились с этой пьесой?


- На фестивале «Место действия» был список пьес, предложенных к постановке. Одна из них - «Одноклассники».


- Почему её решили выбрать?


- У нас было мало времени, а пьес - более 20. Я прочитал те, которые мне показались интересными: произведения Вырыпаева, недописанный киносценарий Балабанова и «Одноклассники». В последней меня привлекло то, что это историческая польская пьеса. Последнее время у меня многое связано с Польшей. Есть друг - поляк Бениамин Коц, в Челябинске мы будем ставить спектакль «Четыре танкиста и собака» (по повести Януша Пшимановского).


- Что вас особо зацепило в пьесе, раз решили её ставить?


- В первую очередь тема. Межличностные и межнациональные конфликты. Мне понравилось, что это один класс, и внутри него много-много разных отношений, которые меняются на протяжении долгих лет. Война и национальный вопрос просто обостряют эти отношения. У каждого был свой класс со своей системой отношений - эти вещи будут узнаваемы для зрителя. В тексте много по-настоящему болевых моментов. Здесь всё обострено до предела. Если в обычной школе кого-то просто били в классе, то здесь доходит до убийства. Ещё очень важна перекличка с современностью. Когда человечество пережило Вторую мировую, у людей возникла иллюзия - теперь-то уж ничего подобного не будет. А судя по тому, что сейчас происходит в мире, войны никуда не исчезли, этнический вопрос переворачивается с ног на голову, но остается.


- Будет ли в спектакле обозначено время действия? 30-е, 40-е годы?


- В тексте постоянно говорят про время: от 30-х до «нулевых». Есть явные аллюзии на современность, у зрителя как бы периодически спрашивают: «Ни на что не похоже?» Сценическое оформление условно. Здесь нет пространства или костюмов, указывающих на то время. Персонажи одеты в белый верх, черный низ - праздник в любой школе. Спектакль решен через игры: они дети, которые все время играют. В скакалку, классики, в любовь, в насилие, в убийство - они заигрываются. Это забавы на перемене, которые приводят к реальности.


- Чем спектакль отличается от эскиза, который вы представили год назад?


- Форма та же. Но отношения между многими персонажами стали глубже - лучше простроены. У каждого протянуты ниточки к другим членам класса. Появилось много новых решений отдельных сцен. Изменения связаны с заменой нескольких актёров. Я хотел ставить с теми же людьми, с которыми делали эскиз. Но в силу определенных обстоятельств не все смогли. Якуба Каца играл двухметровый крепкий малый. А теперь это актёр чуть ли не в два раза ниже. В связи с этим пришлось переделать сцену.


- Что труднее: сделать хороший эскиз за несколько дней или спектакль?


- Эскиз за три-пять дней - это норма. Мы собираемся вместе, загораемся идеей и на этой энергии легко и успешно всё делаем. Со спектаклем сложнее - это кропотливая ювелирная работа, которая не всегда получается. Особенно когда собираются актёры из разных мест, с разной театральной школой. Это трудно, но интересно: сплести ребят и себя вместе, чтобы все были на одной волне. Самое сложное - это технические вещи. Мы из разных мест, поэтому трудно просто собраться вместе. Поэтому 98% наших репетиций проходили ночью. Артисты приезжали из своих театров в десять, полуживые, и выкладывались по полной. В три ночи мы заканчивали, а утром они шли на работу или учёбу (у нас занято несколько студентов).


- Название «Наш класс» своей наивностью не призвано обмануть зрителя? История-то очень страшная…


- Я старюсь везде, где только можно, указывать возрастное ограничение 16+ и писать, что это серьёзная и страшная пьеса. Исторические произведения редко веселые… Правда, я переделал некоторые вещи, прописанные в тексте. Убраны физиологические подробности: театральными средствами многие вещи можно показать гораздо жёстче. Интересен механизм превращения человека в зверя. Мы все дружим в первом классе, вместе бегаем, а потом я же убиваю этого человека. Почему? Так же и с этническими конфликтами. Мы воспринимаем врага как некое абстрактное существо. А если познакомиться с кем-то из этой страны, то уже не захочется войны.


 

Дмитрий Крестьянкин родился в Туле. Окончил отделение режиссуры Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, мастерская Юрия Красовского. Учился на отделении режиссуры в Тульском колледже культуры. Поставил спектакли в разных городах России, в том числе: Fade out в Тульском камерном драматическом театре, «Дикие лебеди» по сказке Ханса Андерсена на учебной сцене Моховой (Санкт-Петербург).

 

Автор: Маргарита Петрова.


Самарская газета• №29 (5771) • СУББОТА 11 МАРТА 2017

5 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все