Посмотри на меня

Самарский театр «Город» завершил 36-й театральный сезон премьерой по пьесе Мориса Панича «Соглядатай» в постановке Ольги Рябовой.


Морис Панич – современный канадский драматург, автор более двадцати пьес. На российской сцене Панич не особенно популярен и известен главным образом именно абсурдистским «Соглядатаем», написанным четверть века назад – в 1995-м. Пьеса состоит из тридцати семи сцен, значительное место в которых занимают авторские ремарки, а главное лежит в молчании между сценами.

«Соглядатай» – о том, что жизнь всегда обманывает наши ожидания.


Несимпатичный банковский служащий Кэмп с неудавшейся жизнью и массой внутренних проблем приезжает к умирающей тётушке в надежде получить в наследство её имущество. Тётка оказывается на удивление живучей и молчаливой, что позволяет Кэмпу месяцами вести монологи о своей печально прошедшей жизни. Спустя год этого бесконечного стендапа с претензиями к миру случайным образом выясняется, что герой перепутал адрес и все это время жил у незнакомой женщины.

Перед началом режиссёр Ольга Рябова предлагает нескольким зрителям-добровольцам перейти из зрительного зала на сцену и, таким образом, не только стать активными участниками действия, но и, возможно, даже как-то повлиять на ход спектакля.


Двое становятся операторами: с камер транслируется видео в режиме реального времени; ещё пятеро распределяются на сцене в роли молчаливых наблюдателей-соглядатаев. Повлиять или более-менее активно включиться в происходящее на сцене, кажется, удалось только операторам: их ракурс видения действия транслировался на декорации. Вероятнее всего, от спектакля к спектаклю этот приём будет отрабатываться и становиться более функциональным и интересным.

Кто именно находится перед зрителями и в каких отношениях персонажи – становится понятно не сразу. В спектакле двое: Кэмп (Борис Трейбич) и Грейс (Татьяна Быкова). Грейс – пожилая женщина болезненного вида – молчит практически на протяжении всего спектакля, она внимательно наблюдает за Кэмпом, будто исследует и оценивает его. Её сценическая активность в основном строится на мимике.


В сущности, это моноспектакль, в котором Грейс становится вместилищем всех разочарований, комплексов и обид Кэмпа. Герой Бориса Трейбича находится в каком-то нервном возбуждении: он постоянно перемещается по сцене, один его монолог почти безостановочно сменяется другим. В его интонациях – отчаяние озлобленного на мир человека. При динамике сцен, смене тем и историй явных переходов между психологическими состояниями нет: Кэмп – обижен и зол, Грейс – меланхолична и тиха.

Кто за кем наблюдает, кто соглядатай в этом спектакле – вопрос сложный. «Я – соглядатай», – говорит персонаж Бориса Трейбича, но только ли он? Грейс наблюдает за Кэмпом, Кэмп – за женщиной в доме напротив, зрители в зале – за актёрами и соседями по креслу, зрители на сцене – не только за актёрами, но и за людьми в зале. Так все, вольно или нет, подсматривают за жизнью других.


Следуя той же логике, сценография выступает проекцией внутреннего мира Кэмпа и Грейс, устанавливая вполне простую и понятную связь внутреннего и внешнего. Материально-предметный мир спектакля – это набор знаков. Предметы и объекты никак не связаны с положением персонажей в обществе. Их функция – в оформлении универсальной среды и визуализации монологов, подкреплении слов и образами.

На сцене – белая угловая стена с восьмью окнами, через которые подсматривают зрители, согласившиеся перейти из зала на сцену. На белую стену в прямом эфире транслируется чёрно-белое видео со сцены в том плане (крупном, среднем, общем), который выбирает один из двух зрителей за камерой. Такой ход, вероятно, призван показать зрителю разность ракурсов видения одной и той же ситуации разными людьми. В центре площадки – кровать с белым постельным бельем, будто из больницы. Эта кровать с её металлическим каркасом становится и тюремной решёткой, и убежищем, под которым можно спрятаться. Таким же способом маскировки от враждебного внешнего мира является тёмно-синяя одежда Грейс – цвета одиночества. Физические свойства декораций, их цвета призваны подчеркнуть приметы душевной организации героев.


«Соглядатай» – живо рассказанная история об одиночестве, поиске близкой души и неизбежных потерях на этом пути. Режиссёр создает условную, вневременную среду, в которой всё подчинено универсальному закону людского общежития: человеку нужен человек.


Автор: Екатерина АВЕРЬЯНОВА, Магистр направления «Театрально-экспертная деятельность» РГИСИ (СПб).


Оригинал статьи: СВЕЖАЯ ГАЗЕТА. КУЛЬТУРА • № 13 (210) • июнь 2021

7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все